Происхождение слова оимин

«воин», только русск.-цслав., ст.-слав. оиминъ στρατιώτης (Супр.), мн. оими. Возм., родственно др.-инд. yudhmás «борец», yúdhyati, yṓdhati «борется», авест. уаōšti- ж. «живость, подвижность», греч. ὑσμίνη «схватка, сражение, бой», польск. judzić «подстрекать», лит. judù, judė́ti «двигаться», jundù, jùsti «прийти в движение, содрогнуться», лат. iubeō, -ērе «повелевать»; см. Лескин, IF 19, 398 и сл.; 21, 338; Махек, Rесhеrсhеs 52; Гофман, Gr. Wb. 387. Менее убедительно сближение *ojьminъ с о́ймовать «владеть», вопреки Бодуэну де Куртенэ (IF 21, 196 и сл.); см. Лескин, там же; Ильинский, ИОРЯС 23, 1, 144 и сл. Сравнение Ильинского с др.-инд. ḗmаs «ход», греч. οἶμος «путь» следует отклонить (последнее из *Fοῖμος; ср. Буазак 691; Гофман, Gr. Wb. 227). С оймова́ть ср. ойми = возьми, олонецк. (Рыбников) [Нахтигалу (JФ, 20, 1953-1954, стр. 81 и сл.) принадлежит попытка объяснить оиминъ как заимств. из др.-булг. — ср. название страны в Вост. Европе Oium (Иордан), против чего см. Унбегаун, BSL, 52, 1957, стр. 173. См. еще Вайан (RES, 32, 1955, стр. 103), который видит в оиминъ иноязычное слово, а оймовать выделяет как родственное объём и и др. — Т.]