Происхождение слова семь

род. п. семи́, укр. сiм, род. п. семи́, блр. сем, др.-русск. семь (уже в Изборн. Святосл. 1073 и 1076 гг.), ст.-слав. седмь ἑπτά (Супр.), болг. се́дем, се́дъм, сербохорв. сȅдам, словен. sẹ́dǝm, чеш. sedm, слвц. sedem, польск. siedm, в.-луж. sedom, sydom, н.-луж. sedym, полаб. sedm Праслав. *sedmь является новообразованием от *sedmъ «седьмой», греч. ἕβδομος по типу *pętь : *рętъ, *šestь : *šеstъ. Эта форма заменила *setь из и.-е. sерtɨ̥̄. Ср. лит. septynì, лтш. septin̨i, др.-инд. saptá, авест. hарtа, греч. ἑπτά, лат. sерtеm, др.-ирл. secht-n-, гот. sibun, арм. еvtΏn, алб. shtatë (*septɨ̥̄tí-), тохар. ṣрät (ṣäрtа-), хетт. šiрtа- (Траутман, ВSW 257; М.-Э. 3, 819; Бругман, Grdr. 2, 2, 18 и сл.; Миккола, Ursl. Gr. 3, 59; Вальде-Гофм. 2, 517 и сл.; Торп 431; Педерсен, Kelt. Gr. 1, 72. Кашуб. setmǝ «седьмой», setǝm «семь» содержит вторичное t из d перед конечным ɨ̥̄ (Лоренц (Baudouinowi dе Соurtеnау 61 и сл.; Symb. Rozwadowski 338 и сл.) против Нича (Еnс. Polska 3, 274)). О вост.-слав. процессе dm>m см. Трубецкой, ZfslPh 4, 375 и сл.; Мi. ЕW 289 [См. еще О. Семереньи, Studies in thе Indо-Еurореаn system оf numerals, Heidelberg, 1960, стр. 104 и сл.; он же, ВЯ, 1967, № 4, стр. 9. — Т.]