Происхождение слова верблюд

Верблю́д. Это общеславянское слово было заимствовано из готского языка, где имело форму ulbandus, а восходит к древнеиндийскому ibhas «слон». В древнерусском это слово оформилось в вельблудъ, в котором появилось второе «л», а на месте первого «л» со временем возникло «р» (а вот в чешском языке сохранились оба «l», и это слово сегодня имеет вид velbloud); такое явление в языке называется разуподоблением. Изменение значения (от «слона» до «верблюда») иногда встречается в языке. Такое же случилось и со словом слон (см.).

верблю́д

Древнерусское – велбулъ.

Готское – ulbandus (слон).

Слово вошло в активный запас русской лексики с XI в.

По мнению исследователей, слово было заимствовано восточными славянами из готского через латинский или греческий языки.

С течением времени в результате различных фонетических процессов первоначальная форма «велбудъ» изменилась в «велблудъ», а затем – в известное в наши дни «верблюд».

Родственным является:

Чешское – velbloud.

Производные: верблюжий, верблюдовый.

Верблю́д. Ученые — шутники, только шутки у них своеобразные. Любимой шуткой этимологов является уверять непосвященных, будто «верблюд» и «слон» — одно и то же слово. Секрет тут в том, что в виду имеется не русское «слон», а распространенное в языках Европы «элефа́нт» (тоже «слон»). Но разве это более вероятно? А вот следите за моим рассуждением. Немецкое и французское «Elefant» и «éléfant» возникли из греческого «elefas» (родительный падеж — «elefantos»).

Запомнили?

Русское «верблюд» звучало в древнерусском как «вельблѫд»; «ѫ» — «юс большой», буква, изображавшая носовой гласный звук вроде французского «on». Он появился тут потому, что слово «вельблѫд» было переделкой готского «ulbandus». А готы создали это свое «ульбандус», изменив на свой лад греческое «элефантос».

Наши предки не видывали на заре своей истории ни слонов, ни верблюдов. Увидав впервые больших горбатых зверей, на которых ездили степные кочевники юга, они перенесли услышанное от готов «слоновое имя» на это диковинное существо: «А наверное, это и есть ульбандус»! Вот как «верблюды» и «слоны» оказались как бы «фальшивыми тезками».

Ученые оговариваются: по правилам, из «ульбандус» должно было бы в русском языке получиться «вельбуд», а не «вельблуд». Но предкам нашим захотелось хоть как-нибудь понять, что может значить это чуждое, странное имя; они связали его с глаголом «блудить», «блуждать»: «вельблуд» — «великий блудяга», постоянный странник по степям, — так они стали толковать это слово, вставив в него лишний звук — второе «л».

верблю́д I. (животное), укр. вельблю́д, др.-русск. вельблудъ, вельбудъ (Лавр. Летоп., Новгор. I летоп. и др.), ст.-слав. вельбѫдъ, вельблѫдъ κάμηλος (Супр.), чеш. velbloud, слвц. vel'blúd, польск. wielbl̃ąd, в.-луж. wjelbɫud. Слав. *velьbǫdъ — древнее заимств. из гот. ulbandus, первонач., вероятно, слав. *vъlbǫdъ, сближенное с группой велий, вели́кий. Гот. слово восходит через греч. ἐλέφας, -αντος «слон» к вост. слову, в котором el- соответствует хамит. elu, а -εφας — егип. ābu, откуда др.-инд. ibhas «слон», лат. ebur «слоновая кость»; см. Вальде — Гофм. 1,389: Буазак 243; Уленбек, AfslPh 15, 492; Фальк — Торп 186; Брюкнер, AfslPh 11, 141; Фасмер, ZfslPh 10, 95 и сл.; Кипарский 213 (с перечнем литер.). верблю́д II. «корабельный канат», встречается в цслав. переводах евангелия (Поликарпов, Лексикон 1704 г.), калька греч. κάμῑλος «корабельный канат» (Новый Завет: Марк 10, 25; Лука 18,25; Матф. 19,23); см. Фасмер, RS 4,188. О греч. слове см. «Zschr. f. neutest. Wiss.», 5, стр. 256 и сл.

Верблю́д. Общеслав. Заимств. из готск. яз., где ulbandus через латино-греческое посредство восходит к восточному слову со значением «слон» (ср. др.-инд. ibhas «слон»). В др.-рус. вельбудъ появилось второе л (вельблудъ), после чего в результате межслоговой диссимиляции на месте первого л появилось р (ср. чешск. velbloud, где этимологическое л сохраняется). В слав. яз. было сближено с велий. О резком изменении значения («слон» > «верблюд») см. слон.

См. также: значение слова верблюд в толковых словарях.